Российские власти хотят заменить мигрантов из Центральной Азии на заключенных. Первой предложила это открыто Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН). И внезапно оказалось, что противников у этой идеи среди российского руководства нет. Ее уже поддержали Минюст, Следственный комитет и даже Валерий Фадеев, председатель Совета по правам человека, правда не общественного, а при президенте Владимире Путине.

Власти говорят о рыночном, правовом трудоустройстве заключенных, но можно ли в это поверить?

ФСИН как «рабов отдатель»

Новые инициативы, на самом деле, совсем не новые. ФСИН давно использует труд заключенных. Это один из крупнейших в стране работодателей, чьи сотрудники не могут прекратить работу по собственному желанию или потребовать повышения зарплаты. Про создание профсоюза, ясное дело, и речи быть не может.

Уже сейчас обороты ФСИН, согласно совместному расследованию «Новой газеты» и «Трансперенси интернешнл – Россия», исчисляются миллиардами, а коррупция вокруг этого ведомства зашкаливает. Бывшему главе ФСИН Александру Реймеру даже пришлось самомуотправиться за решетку за мошенничество. Теперь вот эта коммерциализированная, обросшая десятками фирм, попадавшаяся ранее на коррупции служба и предлагает заняться «распределением» заключенных на «добровольные оплачиваемые работы».

Как прямо говорит глава Минюста Константин Чуйченко, институтский одногруппник экс-премьера Дмитрия Медведева, новый проект родился потому, что власти «очень интересны крупные инвестиционные проекты, где численность лиц, которые отбывают наказание в виде исправительных работ, будет составлять тысячу и более человек». То есть, как и в советском прошлом, речь идет именно об использовании заключенных на гигантских стройках коммунизма. Точнее, уже путинизма.

Людям обещают работу по специальности и достойную зарплату. Но в складывающейся схеме они скорее превращаются в ресурс, который ФСИН собирается просто распределять между государственными и коммерческими заказчиками. Примерно как Петр Первый разрешал привязывать крепостных не только к земле, но и к заводам. Тут у России куда более старый и богатый опыт, чем один только советский ГУЛАГ. Хотя ГУЛАГ, конечно, не имеет в мире аналогов именно по масштабам принудительной трудовой эксплуатации заключенных.

ГУЛАГ как социальный лифт?

Неудивительно, что российские власти, параллельно с построением новой «тюремной трудовой империи» делают циничные попытки реабилитировать старую. Вплоть до появления в госсми специальных разделов с названием «ГУЛаг» и статей, в которых советские лагеря называют «социальным лифтом» для беднейших слоев жителей СССР, которые должны были быть довольны тем, что их в лагерях три раза в день кормят и даже иногда лечат.

СССР, конечно, не был раем на земле, особенно при Иосифе Сталине, но ГУЛАГ был гораздо страшнее жизни рядового гражданина. Не говоря уже о том, что шансы выжить в лагерях даже для попавших туда краткосрочно были достаточно невелики. В отдельные годы, по данным исследователей, на «архипелаге ГУЛАГ» умирал каждый пятый.

Впрочем, нет смысла подробно спорить с циничным обоснованием причин, по которым «стройки века» в 21 столетии в России должны снова вестись руками заключенных. Солженицына или Шаламова авторы подобных статей явно не читали - только книги вроде учебника истории, где Сталин - эффективный менеджер. Лучше пойти другим путем, и представить себе завод Tesla, на котором вкалывают тысячи зеков. И рекламный слоган: «Ручная сборка - надежней, чем Rolls-Royce».

Добровольностью для зеков и не пахнет

Принципиальный момент в этой истории - добровольность труда. Тот же Китай постоянно критикуют, хотя и недостаточно активно, за подтвержденные случаи использования принудительного труда заключенных.

Власти России, разумеется, утверждают, что все будет практически на рыночных условиях. Заключенных будут трудоустраивать по специальности и платить им адекватные зарплаты. Под этим подразумеваются, видимо, суммы сопоставимые с теми, что получали мигранты из Центральной Азии, на замену которым и хотят бросить заключенных акулы российского бизнеса. В первую очередь, строительного, где нужно много низкоквалифицированных работников.

Уже зафиксировав это, об адекватности оплаты говорить не приходится. Но то же самое можно сказать и про добровольность. Известно, что сейчас в колониях, где есть какие-то производственные предприятия, к труду именно принуждают. Причем о методах часто можно только догадываться.

Ведь мы знаем, что в системе ФСИН в России пытки - частое, если не сказать, обычное явление. Это признает даже тот же глава Минюста Константин Чуйченко, хоть и называет их «отдельными недостатками». Там, где пытают, не может идти речи о добровольном труде. Так что с какой точки ни посмотри, российские власти не зря пытаются «обелить» ГУЛАГ - в актуальной ситуации и с их подходом к вопросу ничего другого у них построить и не получится.

Категория